телеграм канал Москва, я скучаю
Оцени!

Москва, я скучаю

Из филологов в программисты. О переезде в Германию без денег, Тиндере, учебе в техническом университете и попытках совместить личную жизнь с тремя работами и не сгореть.
Для связи @cuddleyou

Информация о канале

Телеграм канал «Москва, я скучаю» @moscowmissyou (3772 подписчика). Добавлен в каталог 15 Октября 2020. Категория 🕶 Блоги. Открыть в: Telegram | в web версии | Ссылка в каталоге: https://tgram.me/moscowmissyou | Телеграм ссылка: https://t.me/moscowmissyou Язык: Русский.

Дата добавления
15 Октября 2020 16:46
Последнее обновление
14 Апреля 2021 02:09
Дата создания
16 Августа 2018 17:23
Категория
🕶 Блоги
Адрес в каталоге
https://tgram.me/moscowmissyou
Telegram ссылка
https://t.me/moscowmissyou
Подписчики
3772
Язык
Русский

Похожие каналы

Телеграм каналы похожие на @moscowmissyou

Отзывы на канал @moscowmissyou

Оставьте пожалуйста свой комментарий о телеграм канале «Москва, я скучаю».

Популярное в каталоге

Посмотрите популярные ресурсы в каталоге

Последние посты

Последние сообщения в телеграм канале «Москва, я скучаю».

В детстве мне очень хотелось иметь суперсилу — что-то необычное, что отличало бы меня от других. И вот спустя годы я наконец-то поняла, что это самая суперсила у меня есть.

В умении из ничего собирать и создавать неприятности.

На днях мне предстояло завезти документы на новое рабочее место. Казалось бы, что может быть проще? Берёшь бумажки, прыгаешь в поезд, находишь офис и вручаешь все новому шефу с широкой улыбкой. Правда, я умудрилась еще до начала приключения облиться кофе и пропустить поезд — и так усердно мчалась к пустой платформе, что деловое платье и без того страдавшее от напора моего внутреннего мира, немного разошлось на груди. Я скептически смотрела на единственную нитку, которая сдерживала мой третий размер, и молилась, чтобы она продержалась хотя бы до конца встречи с коллегами.

Пока я бежала до вокзала, выяснилось, что платье — это не единственная моя проблема. Новые туфли стали натирать во всех местах, и моя походка из уверенной и широкой превратилась в пингвинью и неуклюжую. Так я и шла в модный офис в центре Франкфурта — прихрамывая, придерживая платье на груди и с часовым опозданием — сотрудник, которого непременно желает видеть в своих рядах любой руководитель.

Я надеялась, что неприятностей с меня хватит, поэтому верила, что платье все-таки справится с моим напором — и, как оказалось, зря. В тот момент, когда мой будущий шеф представлял меня будущим коллегам, платье все-таки лопнуло на груди и открыло миру айтишников мою — слава богу упакованную в белье — грудь.

Ничего другого мне не оставалось — я мельком взглянула на масштабы проблемы и удивленные лица моих новых коллег, широко улыбнулась и тут же забросала отдел вопросами про работу, задания и методы их реализации, памятуя, что лучшая защита — это нападение. Впрочем, ребят фривольное поведение моего платья, кажется, нисколько не смутило, и несколько парней дали мне свои контакты — «вдруг возникнут какие-то вопросы».

Кажется, в команду я уже влилась.

5.7K 11:45

Конец июля с легким чувством вины — мне все казалось, что вот-вот, и я начну делать что-то значительное, но вот-вот все никак не наступало.

Я заказала курс сёрфинга для D в Португалии, а сама сидела на песке, смотрела, как D пытается встать на доску, читала Фрейда и пробовала не закатывать глаза. Впервые кончила три раза подряд от орального секса — на полу на кухне, так, что ноги долго потом были ватные, а в горле все пересохло от стонов. Встретила соседей из квартиры рядом — соседям я, кажется, не нравлюсь. Игра «Я никогда не....» оказалась сложной, ведь мы уже столько всего да. Брали мороженое из вина и сангрию на вынос, а потом хохотали, целовались и занимались сексом где-то на лестнице в Порту. Записала подкаст на немецком для университета и очень собою гордилась. Вышла на новую работу и ушла на больничный из-за простуды после первого дня. Сдала тест на коронавирус и получила нагоняй от терапевта за путешествия. Тест пришёл отрицательный, и я вновь стала думать об отпуске — уже без самолётов. Вопила, что бестолковая, в несколько чатов, но справилась с заданием и долго гладила мышкой свой первый коммерческий код. Ела пасту с трюфелями и говорила о феминизме с мамой D. Гуляла по улицам Рима, сожгла все плечи и познакомилась у Колизея с итальянцем — чёрные кудри, белые зубы и сильные руки с длинными пальцами. Дал мне свой номер и долго убеждал, что моногамия не станет помехой, если я соглашусь увидеться с ним вечером. Увидеться не согласилась, но долго смеялась. Впервые получила завтрак в постель — от работника отеля, где я остановилась. Думала о взрослении, домашних животных, браке, детях и саморазвитии, а начала смотреть «Друзей». Баловала себя шелком, атласом и черешней. Все собиралась взяться за ум и начать учиться, но наступили каникулы. Ловила мясистых улиток руками и репейник волосами, потому что D хочется быть на природе, а мне хочется быть с D. Ложилась в два часа ночи, вставала в шесть утра на работу и весь день пила кофе вместо воды. У D день рождения через несколько недель, купила для него игрушку — игрушку он сломал в тот же вечер. Кажется, дети с годами не меняются — даже если им за тридцать, — а у меня снова нет идей для подарка. Ели жареного осьминога и гладили пятнистых коров, которые лизали нас шершавыми языками. Смотрели на спутники Юпитера, МКС и кольца Сатурна через огромный телескоп. Катались на португальском трамвайчике и дегустировали портвейн под джаз. Смотрела сериалы, читала книги — и убеждала себя, что это практика языка, а не безделье.

Пока писала этого текст, осознала, что вот-вот для значительных дел было предостаточно — но нужны ли эти значительные дела?

4.8K 17:30

Мне кажется, лучшее, что можно сделать для своего психического здоровья, — это выучить иностранный язык.

Нет, честно. Мой родной язык прекрасен — разве смогу я точно и ясно донести свою мысль на английском или немецком языке, изъясняясь лишь матом? Или через придуманные мною слова, существование которых нигде не зафиксировано? Но это как раз и ведет к тому, что пытаясь ярче и метафоричнее выразить невыразимое на русском языке, я еще сильнее закапываю себя в ворох своих проблем.

Вот сидим мы, например, на кухне с подружкой. Пьем, разумеется. И я страдаю. Меня ломает. Меня кроет. Меня хуевит. Мне оно что-то как-то да. И ведь подружка понимает! Она согласно кивает головой, потому что сама проходила и через ломает, и через кроет, и через хуевит. И точно так же видит решение проблемы в чем-то этом самом. Правда, эти наши кроет-ломает-хуевит совершенно не помогают справиться и понять, что же все-таки болит. Мне плохо потому что — что? И все решение — удариться в слезы или головой об стену.

А вот сижу я с немцем и чувствую себя точно так же, как и с подружкой. Меня все так же кроет, меня так же хуевит и меня по-прежнему ломает. Но, сука, немецкий, я понятия не имею, как перевести эти слова так, чтобы собеседник не схватился за голову или толковый словарь. Поэтому я начинаю чуть глубже заглядывать в себя, чтобы объяснить происходящее. И приходится мое «ломает» заменять на описательные синонимы.

— Знаешь, милый, у меня что-то нет настроения, потому что… Потому что… Потому что я переживаю из-за визы и своих финансов. А еще я не выспалась и очень скучаю по семье. Давай ты меня обнимаешь?

И в тот момент, когда я проговариваю свои тревоги, магическим образом приходит и решение и заменяет это прекрасное и невыразимое «надо что-то как-то да». Оказывается, что мне надо позвонить маме, отдохнуть с сериалом, продумать план действий с ВНЖ и подработкой, а пока перестать себя мучить.

И теперь, когда я чувствую первые приступы тревоги, я пытаюсь в голове построить диалог с воображаемым немцем. Который, хоть убей, не понимает моих кроет, ломает и хуевит. И приходится для моего воображаемого немца раскладывать все по полочкам — а следом осознание приходит и для меня.

…Я еще во время первой стажировки заметила, что на иностранном языке становлюсь откровеннее и могу легко сказать то, что постеснялась бы сказать на родном. Все думала, что это Европа делает меня такой раскрепощенной. А, оказалось — мой скудный иностранный словарный запас.

4.8K 19:20

Конец августа сполна рассчитался со мной за это лето.

Вроде бы, жаркое. Вроде бы, с чьим-то плечом под моей головой. Вроде бы, с надеждами, планами и новыми целями. Вроде бы, с наконец-то заложенными ушами в самолете и римским солнцем. Вроде бы, то самое лето. Но его начало я встретила, очнувшись от наркоза в больнице. Я все думала, что гастрит, и пыталась отпоить сильную боль, до тошноты, слезами, чаем и анальгетиками. Ведь у меня уже так было, я знаю, вот-вот должно пройти. А в пять утра проснулась без аппендикса и с тремя новыми швами. Закрыла глаза, чтобы снова уснуть, а я уже в палате, на мне одеяло, подо мною кровать, а не каталка. Хоть убей, не помню, откуда выросли эти стены. Соседка приветливо спросила, что со мной, и, не дожидаясь ответа, выпалила, что у нее рак, диабет и 68 годов за плечами. Остатки анестезии тут же перестали толкать меня в сон — добро пожаловать в реальность, принцесса.

А следом за больницей — бесконечная, изнуряющая, изматывающая тревожность. Истекающая виза и истекающие финансы. В ведомство по делам иностранцев не прорваться — на входе охрана, защищает от короновируса. Или посетителей? Обрываю гудками телефон — не дозвониться, сотрудник говорит, телефон выключили, пишите эмейлы. На которые вам обязательно-обязательно ответят. Через два-три месяца.

Я занимала свои мысли попытками найти жильца в старую квартиру, чтобы расторгнуть договор об аренде раньше конца семестра. Откликнулся парень, из Туниса. Сначала, кажется, дружелюбный — согласился взять и комнату, и мою мебель. А потом, как подписал договор с фирмой, — скандалы, обиды, отговорки. D стоит и мягко пытается напомнить парню о его обещаниях и моих условиях, а парень торгуется, обвиняет меня в каждой фразе и рассказывает D о неправильном поведении его женщины. Которая стоит рядом и о которой он говорит в третьем лице. У меня потом мелко-мелко дрожали пальцы и несколько часов ныли швы. А незнакомый сотрудник почты, взглянув на мое лицо, отправил домой расслабляться и пить вкусный кофе.

Постоянные-постоянные бумажки. Я даже завела под них отдельный шкаф — счета, письма, записи, выписки, договоры и черт-знает-сколько-еще-мусора. Жаль, что в Германии мало где можно устраивать гриль. А то бы пригодились. Я шесть раз звонила подключить электричество, мучила гудками уши, пытаясь выбить запись на регистрацию в ведомство, постоянно ходила на почту, писала письма, эмейлы и самостоятельно пыталась разобраться в немецких правилах и законах. D пропадал на работе сутками, я нервничала каждый раз, набирая незнакомый номер, — мой акцент и бесконечные-бесконечные споры с ленивыми сотрудниками. Плюньте, если говорят, что Германия — это про порядок.

Нескончаемые визиты к врачам. Хирург, терапевт, стоматолог, дерматолог, окулист, гастроэнтеролог… Мое тело решительно бунтует против меня. Как будто второй операции за девять месяцев оказалось недостаточно. Бунтует до тех пор, пока я не оказываюсь в кабинете врача. Где мне говорят, что ничего страшного. Может быть, правда, тревожность. Может быть, действительно стресс. На лбу появилась первая линия. Совсем тонкая, едва заметная — но она уже не уходит, если перестать хмурить лоб.

Мне казалось, конец этому жаркому, душному, тревожному и томящему ожиданием лету уже не наступит. Но вот снова август, снова машина, снова Италия, снова плечо под моей сонной головой.

И снова то самое лето.

4.4K 05:37

В любой незнакомой компании я всегда узнаю "своих".

"Мои" умудряются собирать вокруг себя неприятности, как клейкая лента пыль. "Мои" падают с лестниц ранним добрым утром, потому что купленные накануне тапки в виде заек скользят. Отправляясь гулять, "мои" непременно столкнутся с опасностями. Например, с местными белками, которые вместо орехов пытаются погрызть пальцы. "Мои" в элегантных платьях и шпильках выходят из ванной комнаты в ресторане обязательно с туалетной бумагой, прилипшей к этим изящным шпилькам. "Мои" так страстно пытаются сесть на шпагат, что заканчивают свои упражнения в кабинете физиотерапевта. "Мои" меняют третью клавиатуру на работе, потому что постоянно роняют на стол то чай, то кофе, то свои пьяненькие слезы. Пытаясь выгнать случайно залетевшую в дом осу, "мои" обдерут руки до локтей, навернутся, споткнувшись о стул, поцарапают стол, разольют все, что течет, и снесут все, что движется. Оса останется сидеть на месте. В попытке сделать торт "мои" переколотят посуду, переломают ногти, учинят засор, изведут все запасы продуктов в доме и зальют сливками себя, стены и того парня. Который в итоге и останется готовить этот торт. С врачами "мои" встречаются чаще, чем с друзьями. Поэтому неудивительно, что врачи часто лучше друзей осведомлены о лестницах, белках или тортах. В попытке натереть сыр на терку, "мои" непременно заодно натрут и свои пальцы. "Мои" умудряются поставить чашку на стол, опрокинув и себя, и чашку, и стол. В попытке выглядеть элегантно "мои" обязательно перестараются с задумчивостью и впечатаются в столб, стену, дверцу от шкафа или идущего навстречу. "Мои" — это непременно сказка про лягушку, которая так упорно била лапками, попав в сметану, что сбила масло и выбралась. Поэтому в попытке взбить сливки для пирога "мои" взбивают то самое масло. "Мои" спотыкаются, падают, обдирают коленки и царапают ладони. Но всегда поднимаются, чтобы всё-таки взбить эти сливки, приготовить пирог, выгнать надоевшую осу, исполнить задуманное и воплотить мечту в реальность.

...Пока писала этот тест, споткнулась и вылила на себя взятый на вынос кофе. Девушка на противоположной стороне улицы понимающе улыбнулась. Моя.

6.4K 09:45

Знаю, пропала. Я думала, что я супергерой и Цезарь в одном флаконе и с началом фуллтайм практики в моей жизни ничего не изменится — и я по-прежнему смогу совмещать и отношения, и работу, и магистратуру, и дополнительные курсы, и блог. Но я как-то не учла, что к отношениям прилагается быт, к новой работе — дорога, а к учебе — задания и книги. А вся эта чудесная смесь амбиций и планов приправлена моей ленью. Не то чтобы я сильно уставала и напрягалась — но ощущение, что все на мне, все на мне, давило, как небесный свод на плечи Атланта. И поэтому после рабочего дня моим самым искренним желанием было желание полежать на диване с сериалом, а не желание писать тексты.

А тут еще виза, здоровье, грядущие заявки на работу — после практики останется один семестр, в течение которого у меня будет время чему-то научиться, прежде чем я выпущусь из своего прудика в настоящий океан айти и программистов. Мне хотелось отхватить от всего сразу по куску, да побольше, а получилось лишь отхватить головную боль.

Но, кажется, после месяца практики и сдачи проектов я немного пришла в себя и вспомнила про свой блог, по которому за это время успела соскучиться. И готова рассказать всем тем, кто еще не отписался от горе-блогера, то, что еще не рассказывала о вакансиях и учебе в Германии, попытках филолога освоиться в финансах и на новой работе, путешествиях между локдаунами и своих инсайтах после полутора лет отношений с немцем.

Давайте поговорим. Все ваши вопросы вы можете задать @cuddleyou — я отвечу вам лично или напишу текст, если вопрос окажется популярным.

Я скучала, котята ❤️

5.7K 17:30

Мне очень интересно наблюдать за трансформацией моего отношения к информатике и смежным областям. Два года назад я решила попробовать сменить специальность и нашла подходящую программу на стыке лингвистики и программирования. Сказать, что мое решение меня дико пугало — это ничего не сказать. Ненавистная информатика на неродном языке — один несданный экзамен, и я вылетаю из университета прямиком в Москву. Я шла без особой мотивации и без особой веры, что получится. Я так переживала, что не пойму ничего на лекциях, что решила самостоятельно потыкать Джаву. Кликнула на первый попавшийся курс, который оказался настолько плох, что Джаву я не перевариваю и по сей день. Мне понадобился месяц, чтобы усвоить основы, которые на Питоне усваиваются за пару часов. А со всех сторон тем временем неслись удивленные вопросы, зачем я выбрала такую программу, и сомнения, что человек с гуманитарным бэкграундом сможет стать программистом.

И первые полгода я верила этим сомнениям больше, чем своим глазам, и едва притрагивалась к домашним заданиям — это же так сложно, я все равно не разберусь, а раз не разберусь, то зачем тратить время? Экзамен я кое-как сдала, но знаний в моей голове не прибавилось. Я пассивно надеялась, что случится чудо, которое убедит меня, что я не совсем безнадежна и в состоянии справиться с программированием. И такое чудо вскоре случилось — у моей друга, помогавшего мне с домашками, не оказалось времени, поэтому я схватилась за голову, а потом и за документацию в попытках распарсить документ. С заданием я в итоге справилась и немножко поверила, что филолог — это не приговор.

Уже тогда было понятно, что моей программы, которая включает в себя всего три обязательных курса по информатике, не хватит, чтобы начать работать с программированием. Поэтому я попыталась набрать дополнительных курсов — и пробежать между струями дождя. Математика? Я, пожалуй, пас. Статистика для экономистов? Возьмем лучше курс для гуманитариев. В задании незнакомая формула? Не будем делать такое задание. Я начинала что-то делать, но при виде незнакомой проблемы сразу прятала голову в песок, не пытаясь в этой проблеме разобраться.

И лишь во время практики, под конец моего обучения, я смогла переломить свой страх. Да, оказывается, можно получить работу в престижном месте, имя которого кричит из каждой витрины Франкфурта, не разбираясь в математике. Оказывается, можно выполнять работу хорошо, не зная алгоритмов. Но разве я хочу ограничивать себя этой сферой? И чем больше я стала понимать, тем больше мне хотелось заполнить пробелы в своих знаниях. Математика? Возьмем две. Статистика? Сразу три. Джава? Повторим еще раз.

Мне не всегда просто, у меня не всегда хватает мотивации, и очень часто я зависаю на простых мелочах и туплю в очевидном. У меня по-прежнему плохо развито абстрактное мышление и проблемы с логикой. Но раз уж в меня поверил кто-то еще и взял на место, куда обычно берут лишь физиков, математиков и информатиков, то разве не стоит и мне поверить в себя?

Ведь это всего лишь программирование.

5.6K 20:40

Знаете этот сахарный период в отношениях, когда становишься невозможным идиотом и перестаешь замечать все недостатки партнера?

— Он вечно тебе врет!
— Он просто творческий человек — и дает выход фантазии!
— Саша, он же постоянно спит с другими бабами!
— Так и хорошо — я люблю людей с хобби.
— Он ведь заразил тебя какой-то венерической дрянью!
— У нас наконец-то появилось что-то общее!

И эта фаза у меня продолжается уже несколько лет. С Германией. В двадцать лет я впервые оказалась без сопровождения в самолете, удивила тетеньку на пограничном контроле незнанием немецкого языка и приглашением на программу обмена по германистике, вышла в солнечный Гамбург — и пропала. С тех пор я на собственном опыте убедилась, что трава здесь, может, и не всегда зеленее, а для того, чтобы жить наравне с немцами, мне приходится иногда придумывать ходы и искать лазейки, — чтобы не остаться без визы, еды и планов на будущее. Я убедилась, что для того, чтобы стоять на месте, мне приходится грести в два раза упорнее, чем это пришлось бы делать в Москве — и все равно не изменила своего отношения. Я по-прежнему смотрю на происходящее вокруг удивленными глазами первой влюбленности — и слепо прощаю все недостатки.

Я невероятно болезненно отношусь к почти любой критике в адрес моей любимой — которая столько мне дала и столькому меня научила. Да, огромная часть зарплаты здесь уходит на налоги — но эти деньги и дают Германии все то, за что я ее так люблю. Да, иногда записи ко врачу мне приходится ждать месяцами — но, вероятнее всего, за эти месяцы со мной ничего страшного не случится, а кому-то эта запись может спасти жизнь. Да, бюрократизм происходящего меня порой впечатляет — но я знаю, что если поступлю так-то и так-то, то точно добьюсь необходимого результата. Да, здесь хромает сфера услуг, и мне сложнее получить классную стрижку или ухоженные ногти — но никто от меня этого и не ждет, и меня готовы гладить по моей лохматой голове и держать за руку с обкусанными заусенцами.

На любой упрек я всегда умудряюсь найти свое позитивное «но» — ведь если недостатки любимого нельзя перекрыть достоинствами, то и смысла нет все это затевать. Правда?

3.8K 19:34

Я постепенно приближаюсь к написанию магистерской работы и, следовательно, к завершению моего обучения. И после двух с половиной лет в немецком университете мне захотелось подвести промежуточные итоги и все-таки ответить на наболевший вопрос — может ли гуманитарий стать программистом?

После бакалавриата я ошпаренной кошкой вылетела из университета, совершенно не представляя, чем буду заниматься дальше, — знания, которые нам давали, были совершенно оторваны от реальности и рабочих проектов. Латынь, древневерхненемецкий, средневековая литература, бесконечный французский subjonctif plus-que-parfait — если я и научилась чему-то на филологическом факультете, то соловьем рассказывать о том, в чем едва разбираюсь.

И от немецкого образования я не ждала многого — я шла на компьютерную лингвистику со страхом и неохотой, без мотивации и с мыслью лишь посмотреть, как оно у технарей, а после обратно нырнуть в свой гуманитарный пруд. Но я постепенно переползала из одного семестра в другой, меняла работы и почти стала экспертом в подаче заявок на немецкие вакансии — и невероятно поразилась, осознав, что выученное здесь приносит свои плоды, а университетские знания оказываются ключиком к офферам.

Если год назад я четыре месяца искала студенческую работу, переживая, что никому со своим филологическим бэкграундом не нужна (53 отказа на 55 заявок!), то в этом году я уже смеялась, когда мне в очередной раз звонили с оффером. Если в начале своей практики я хваталась за голову и орала от ужаса, то сейчас более опытные коллеги спрашивают у меня совета. Если еще в октябре я переживала, что не смогу влиться в команду из математиков-физиков-информатиков, то сейчас я наконец-то смогла отпустить свои страхи и понять, что мои неуспехи не были связаны с гуманитарным образованием. А с границами и страхами, которые я сама настроила в своей голове. С нежеланием выходить из зоны комфорта и лишний раз загуглить незнакомый значок. С попытками спрятаться от всего неизвестного и захлопнуть крышку ноута при сообщении об очередной ошибке.

И когда я наконец-то немного отпустила себя и вылезла из зоны комфорта, то смогла наконец-то получить удовольствие от того, чем занимаюсь, и желание развиваться дальше. Что принесло свои плоды — на днях я получила предложение о работе на позицию Software Engineer. И это несмотря на мой единственный диплом, который я пока могу предоставить, — диплом филфака.

Так что — может все-таки гуманитарий стать программистом?

2.9K 20:27